-
www.first-september.ru

?





Ловушки образования

Единый государственный экзамен уже давно был метко прозван «двумя прыжками через пропасть», и не напрасно. В теории сократив дистанцию между школой и высшим учебным заведением, на деле экзамен оказался вовсе не спасением от взяточничества, репетиторства и провальных результатов. По сути, репетиторство, проросшее на системе ЕГЭ, является ничем иным, как пролонгированной, сиречь протяженной во времени взяткой, и избавиться от необходимости платить репетиторам уже не представляется возможным.

В самом деле. Могу сказать на собственном опыте, что, когда я поступала в среднюю школу (дело было не так уж и давно, в 1993 году), само понятие репетиторства относилось, скорее, к жизни или очень глупых, или очень богатых школьников. К моменту выпуска из школы отношение к репетиторству уже было совершенно иным, их услугами пользовались не менее трети класса. Другое дело, что многие из нас были обречены на репетиторство по причине повышенной сложности экзаменов в тот ВУЗ, который избрали для себя большинство из нас. Именно в этом году и ввели единое государственное тестирование по русскому языку. Казалось бы, рядовой экзамен вызвал состояние, близкое к панике, и вот как раз после пробного тестирования к репетиторству по ЕГЭ были вынуждены обратиться практически все старшие школьники. А если учесть, что репетиторством занимаются не только школьные учителя, но и все те же преподаватели ВУЗов, то становится и вовсе непонятно, как именно система ЕГЭ оказывает положительное влияние на благополучие общего среднего образования. Что же касается школ, то до сих пор немногие из них сумели как следует перейти на систему тестирования без потерь.

Разумеется, сторонники реформы могут указать на то, что нужда в репетиторстве отпадет сама собою, если обеспечить наконец вожделенное дистанционное образование. Но где оно в итоге? Все те же ВУЗы его обеспечивают, но за сумму, которая вряд ли особо кого-то порадует (так, средняя стоимость годичного курса подготовки к тестированию – в 2005 году была равна 14 000, и сейчас, разумеется, не только не уменьшилась, но и увеличилась). Школьное бесплатное дистанционное образование до сих пор находится на стадии проектирования – если вспомнить, что его обещали ввести к 2005 году, становится ясно, что ожидание может излишне затянуться. И это не говоря уже о том, что «образование по Интернету» планируют в стране, в которой до сих пор не везде обеспечена телефонная связь. Словом, пока эти проекты выглядят скорее как сцены из научно-фантастического романа.

Противники вступительных сочинений постоянно поминают неравенство условий и невозможность объективной оценки. Однако тест, который, казалось бы, решил эти сложности, породил многие другие. В связи с тем, что в последнее время участились реформы русского языка, возникает законный вопрос – собственно, господа, а по каким правилам вы будете оценивать тесты? По старым, или по новым, которые появились уже после реформы правописания? Если учесть, что заменить все словари разом невозможно, возникает ощущение, что ЕГЭ 2009 года принесет множество интересных сюрпризов. И это только ЕГЭ по русскому языку, о других предметах мы пока даже не упоминаем, хотя оригинальные приемы этих тестов уже вошли в анекдоты. Словом, набрать нужный балл при прохождении тестов нормальным, здоровым человеком достаточно проблематично. Кто остается в выигрыше? Справедливо предположить, что выигрывают те. Кто в состоянии опять-таки проплатить поступление путем предоставления взятки.

Докризисные прогнозы уверяли нас, что не более, чем к 2010 году доля семей, способных оплатить образование, возрастет не менее чем в два раза. Как мы можем понять, посткризисные предсказания отличаются куда меньшей радужностью, хотя и без того было понятно, что возрастать доля не будет, да и не должна, потому что не с чего ей расти. Впрочем, тут, как и с ЕГЭ, главное – заявить.

Специалисты прыжков через пропасть могли бы понять, что реформа образования должна продвигаться совсем в другую сторону, не в сторону упрощения того, что упрощать нельзя. В этой ситуации мог бы пригодится опыт гимназий и лицеев, которые зачастую приглашают преподавать у себя преподавателей ВУЗов. Педагогический опыт их никто не отменял, а в знаниях сомневаться не приходится. Кроме того, так называемые лицейские, специализированные классы по-прежнему выдают значительно более приличный процент выпускников, способных поступить не только в рекомендованный, но и в любой другой ВУЗ (автор сих строк заявляет по собственному опыту, что, хотя в таких классах во время учебы ученику на отсутствие нагрузки жаловаться не приходится, поступление в ВУЗ становится попросту рядовым испытанием. Разумеется, никаких взяток уже не требуется по определению). ЕГЭ, и прочие тестирования, направлены в данный момент на то, чтобы качество школьного образования падало, а не повышалось, и только те школы, которые способны дать что-либо «сверх» программы, нужной для сдачи тестирования, все еще «держат марку».

Что же касается платного образования, то следует понимать, что во всех институтах оно различное. На лпатном ли, на бесплатном ли отделении все в любом случае будет зависеть от способности студента учиться. Если же он привык зубрить только формы ответов на тесты, толку от высшего образования будет попросту маловато, а высшее образование сейчас, как можно догадаться, никто навязывать не собирается, недобора в ВУЗы уже нет.

:
  © « » 2009.
.